Форум Милен Фармер  


Вернуться   Форум Милен Фармер > Мир Милен Фармер > Пресса > Интервью > Интервью с 2010

Ответ
 
Опции темы

Старый 23.03.2019, 04:18   #1
Администратор
 
Аватар для Эжен
 
Регистрация: 15.11.2012
Адрес: Красноярск
Сообщений: 6,876
Сказал(а) спасибо: 448
Поблагодарили 12,774 раз(а) в 2,723 сообщениях
По умолчанию Интервью для радиостанции Virgin Radio

Интервью Милен Фармер и Федера в передаче «Le Lab» на Virgin Radio 06.01.2019.

Лионель Виржиль: Это спецвыпуск, посвящённый Милен, при участии Федера, который
тоже с нами в студии. Привет, Адриен!
Федер: Привет. Как дела?
Лионель Виржиль: Отлично. Я очень рад, что вы сегодня вечером в гостях у нас в «Le
Lab», в передаче, которая полностью посвящена вам по случаю выхода альбома
Désobéissance. Первый вопрос, Милен: как ты поладила с Федером при написании этого
альбома и как прошла ваша встреча?
Милен Фармер: Поладить с ним очень просто. Он обаятельный, обладающий большим
талантом человек, гиперчувствительный человек, большой труженик, который всё время
задаётся вопросами. Не говоря уже о его таланте музыканта и композитора.
Лионель Виржиль: Какие комплименты, Адриен…
Федер: Большое спасибо.
Лионель Виржиль: Я слышал, что ты с некоторым удивлением открыла для себя
лабораторию Федера. И как она? Она была немного фантастическая? Какая она была?
Федер: У меня их на самом деле две. Ты открыла для себя две.
Милен Фармер: Я открыла их две, это верно. Но основной момент здесь в том, что это
человек, полностью погруженный в свою среду. Он тот, у кого вам есть много чего
послушать, ему всё интересно, он исполнен уважения к личности, к другой личности так же,
как и к себе самому. Он тот, кто прислушивается, тот, у кого есть желание рушить все
границы, он действительно очень интересный человек.
Лионель Виржиль: Ты прибрался у себя в комнате, Адриен?
Федер: Как я уже объяснил тогда, в первый раз, когда мне сообщили, что Милен придёт в
студию, я как раз был в этой студии. Там был торчащий посреди холодильник и много чего
другого. И когда я думаю об этом, то тут совсем нечем гордиться. Но я на самом деле всё
убрал (смеётся). И если бы я мог перекрасить…
Милен Фармер: Могу тебя успокоить Федер, во всех студиях есть холодильник (смеётся).
Федер: Но это важно.
Лионель Виржиль: Да, важно.
Федер: Если бы я мог перекрасить стены, думаю, я бы это сделал. Но всё прошло хорошо.
Еще сложились определённые личностные отношения, которые также помогают разрушить
барьеры, когда твоя студия, знаешь ли, не слишком впечатляющая.
Лионель Виржиль: Как ты отреагировал, когда тебе сказали, что к тебе нагрянет Милен?
Что Милен хочет работать с тобой…
Федер: Как я тебе говорил, я провёл, кажется, два дня в уборке, в подготовке. Нужно было…
Я был взволнован, так что… И я всё еще взволнован, даже сегодня. Я провёл, думаю, два
дня, да, подготавливая образцы, просматривая материалы для встречи, потому что я считаю,
что самое важное – это музыка, и поэтому я хотел уже с чем-то прийти, уже представить
что-то из разных стилей, ещё не зная, на чём бы мы могли сойтись. В общем, я там
постарался представить достаточно широкий выбор материала.
Лионель Виржиль: И первая песня, над которой Вы вот сразу начали работать это Rolling
Stone? Над каким треком вы уже стали непосредственно трудиться?
Милен Фармер: Федер дал мне послушать несколько отрывков. И действительно, когда я
тогда услышала Rolling Stone, я ему сказала: «Непременно, хочу вот эту. Хочу…» (смеётся).
Федер: Это правда.
Милен Фармер: «…непременно эту песню». Мне очень понравилось, понравилась эта
музыка, понравился этот грув, эта атмосфера, что-то такое sexy, dark – всё то, что так на меня
похоже. Во всяком случае, мне очень сильно захотелось услышать демо-версию песни с этой
музыкой. И он согласился сделать её.
Федер: Это правда. Кажется, так мы начали работать над первой песней. Это была «
Ис..»…эээ…да, думаю это была «Истории…» (имеется в виду, вероятно, Histoires de fesses –
прим.перев)…мне кажется она была первой… и Rolling Stone, да, она у меня была, я начал
делать её инструментальное демо. Я сказал себе: «Я ей всё-таки дам послушать. Никогда
ведь не знаешь, быть может, это понравится, а это вот нет». И действительно, Милен
влюбилась в эту мелодию. К тому же, да, она очень точно говорит, что не ушла бы без этой
музыки (смеётся). Поэтому я решил, что раз уже так понравилось с первого раза, то будет
интересно поработать над этой музыкальной вселенной.

Rolling Stone в эфире

Ведущий зачитывает многочисленные восторженные сообщения фанов из аккаунтов
радиостанции о том, как им не терпится увидеть Милен на сцене в июне 2019. В ответ на
одно из них, он признаётся, что ходил на концерт в 2006 году, что он был великолепный, и
нет слов, чтобы описать талант этой женщины.

Лионель Виржиль: Милен, у меня такое впечатление, что в этом альбоме – поправишь
меня, если я ошибаюсь – присутствует какое-то желание ещё больше открыться публике. В
песне Désobéissance, например, ты говоришь: «выйти на свет», «идти по ветру», «быть
собой». Значит ли это, что у Милен Фармер произошли какие-то глубинные изменения?
Милен Фармер: Нет-нет. В глубине я чувствую, что я, как и прежде говорила о себе, но
возможно изменилось то, как я хотела говорить о себе, учитывая, что я достаточно
застенчивая и сдержанная… С самого первого дня, как я начала писать, я всегда говорила о
себе и затрагивала те вещи, которые были для меня глубокими и сокровенными. На самом
деле мне очень сложно объяснять тексты… Тем не менее, нет, я не думаю быть сегодня
какой-то другой. Но каждый раз, когда встречаешь нового артиста, такого, например, как
Федер, возникает желание создавать новые сюжеты о другой мне, которые раньше не
затрагивались. Не знаю, должна ли это говорить я или те, кто меня любит и кто слушает, но у
меня никогда не было ощущения, что я пытаюсь прятаться, что я не хочу раскрывать себя.
Нужно только решить, что мне хочется сказать, озвучить это и поделиться этим. У меня есть
желание встречи с тем, кто не оставляет меня равнодушной, с кем мне хорошо, кто даёт мне
желание что-то делать, заставляет задавать себе вопросы, снова изобретать себя. Федер как
раз относится к таким встречам, которые на самом деле очень важны. Ну вот… Я решила
увидеть, встретиться с ним. И я открыла для себя необыкновенного человека, в высшей
степени милого, и сегодня это слово не утратило своего значения, он и вправду милый,
вежливый, он тот, кто думает о публике, кто задаётся вопросом: «Не нанесу ли я вреда в этом
случае? Привнесу ли в её творчество что-то новое? Сделаем ли мы что-то такое, из-за чего
придётся переделывать заново что-то другое?» И я считаю, что это важная встреча.

Désobéissance в эфире

Лионель Виржиль: Я тут вам обоим и тебе, Милен, в особенности, хочу сказать одну вещь.
Концерт, который поразил меня больше всего, это 13 концертов в Берси. Я не был на всех
тринадцати, но… Январь 2006 года, турне «Avant Que L’Ombre». Ну на самом деле это не
турне, а просто…это было то, что меня как раз интересует в La Défense Arena. Из-за того, что
это будет проходить всё в одном месте, я думаю, получится также мощно, как и в «Avant Que
L’Ombre», если не больше…
Милен Фармер: В любом случае, не хуже…
Лионель Виржиль: Но этот концерт… Я говорю всё время, что я видел концерты
американских артистов, международных артистов и т.д., и т.д. Но когда я вышел оттуда,
когда эта штука закрылась, я был просто шокирован в хорошем смысле этого слова и,
знаешь, совершенно потрясённый. И прошло уже сколько? Это было в 2006 году…13 лет?
Милен Фармер: Невероятно, но это общая эмоция. Когда ворота закрылись, я была
потрясена, и ещё около часа вообще не могла разговаривать. И потом это нечто… Это
сильная эмоция… Это, как Вы только что сказали, нечто глубокое, нечто… Тут даже сложно
подобрать слова, потому что это чистая эмоция. Настоящее головокружение.
Лионель Виржиль: Итак, в этом июне 7, 8, 11, 12, 14, 15, 18, 19.. и так можно продолжать до
бесконечности (Милен смеётся)… 120 000 билетов были распроданы за 48 часов. Уже есть
даты, на которые все билеты проданы. Что можно сказать об этом концерте? Уже
представляю, насколько всё держится в строжайшей тайне, но тем не менее…
Милен Фармер: Здесь это сделано из уважения к публике. Я, конечно, сама по природе
скрытная, но я также думаю и о публике, которая желает получить в качестве сюрприза то,
что ещё неизвестно. Сегодня существует тенденция хотеть всему дать определение, снять со
всего покров тайны. Я же продолжаю в своей манере, которая является также проявлением
уважения к публике. Это не утаивание информации, это просто… Вы были настолько
любезны, что захотели увидеть меня ещё раз, так давайте будем уважать этот подарок. В
любом случае, я проживаю это, как подарок самой себе. Полагаю, что понятие тайны тут
важно, чтобы получить всю полноту эмоций.
Лионель Виржиль: Ты сказала, что нужен был крытый зал…
Милен Фармер: Мне нужна была темнота, но как я объясняла эта темнота не обязательно…
как сказать…тёмная пустота. Мне нужна темнота, чтобы сделать появление на сцене таким,
каким я себе его представляю. Так что это необходимо. Именно поэтому открытые стадионы
в этом плане представляют сложность для меня.
Лионель Виржиль: Воспоминания о «live» выступлениях Милен, Федер? Ты уже…
Федер: Нет, мне не посчастливилось. Я открою её для себя как раз в июне. И чтобы ты там
не говорила обо мне, меня это впечатляет (Милен смеётся). Я себе уже представляю, как оно
там будет. Я себе ещё никогда не задавал таких вопросов, даже когда дело касалось
Олимпии. Сам факт того, что я об этом задумываюсь, я нахожу впечатляющим. Потому что и
вправду, когда ты помещаешь себя в какую-то атмосферу, когда не знаешь, чего ожидать,
когда в пространстве вокруг тебя только звук и темнота, это… Ты знаешь, мне тоже немного
не терпится это увидеть, потому что я буду находиться там на месте, я буду на это смотреть,
я буду в состоянии «ахххх» (изображает восторженное удивление), я буду думать о том,
как будет выходить звук, что будет происходить в первую секунду… Вот так, короче. И у
меня нет никакой информации (Милен смеётся), так что это всё тоже настолько загадочно
для меня… Так что мне действительно не терпится увидеть.
Лионель Виржиль: Понятно.

Ведущий приветствует всех фанов, которые слушают передачу, и которые, как и он, с
нетерпением ждут её концерт в Париже.

Prière в эфире

Sentimentale в эфире

Лионель Виржиль: Альбом называется Désobéissance. Я очень большой фан Милен
Фармер, так что я очень рад принимать вас обоих этим вечером у себя в передаче. Мы также
поговорим о Шарле Бодлере, так как его присутствие важно на альбоме Désobéissance.
Тридцать лет назад в 1988 году ты исполнила его «Часы». Сейчас – «К читателю». Федер,
каково написать музыку к такой песне?
Федер: Эээ… Мы здесь стараемся обойтись без ритмики. Мы старались даже не пытаться
добавить туда чего-нибудь тяжеловесного. На самом деле мы здесь следуем темпу, но я
думаю, что нужно оставить больше места для голоса и для текста. И потому, я полагаю, к
этому нужно добавить совсем немного музыки, только для того, чтобы придать фон, вот
так… И самому отойти на второй план, когда это нужно. Потому что здесь самое главное –
не ритм, не грув, не это вот всё, а то, что будет говориться и сопровождающий это фон.
В какой-то момент я даже спросил у Милен: «Не считаешь ли ты, что тут ещё нужно что-то
добавить?». «Нет-нет, ни в коем случае». Думаю, самое лучшее, что можно было сделать, это
оставить четыре музыкальные дорожки, и этого достаточно.
Милен Фармер: Я тебя перебью… Это был какой-то таинственный трек. Мы чувствовали,
что он как будто преследовал нас с самого начала. Среди всей музыки, которую я для себя
открыла у Федера, по мере продвижения работы над альбомом мы всё время возвращались к
этому треку. Он сказал мне: «Ты с ней что-нибудь сделаешь?» Я ответила: «Да, конечно». В
этом была какая-то уверенность. Прямо какая-то тайна. И потом, уже на финишной прямой я
ему сказала: «Я обязательно сделаю из этого песню». И я вновь подумала об этом
стихотворении Бодлера. Я ему предложила, он ответил: «Ладно, давай. Поехали».
Ну и кое-что для вас из более сокровенного… Это, конечно, происходило всё в студии звукозаписи, но
песня была записана с единственной попытки, что поразительно, потому что нельзя
предугадать продолжительность стихотворения и то, как оно будет читаться. У нас же
получилось, что с момента, когда я начала чтение, и до самого конца, повторюсь, это была
одна попытка, то есть безо всякого монтажа…
Федер: А я люблю, когда есть из чего выбрать…
Милен Фармер:…получилось, что всё прошло и закончилось естественным путём.
Несколько финальных штрихов и песня была готова.
Лионель Виржиль: Шарль Бодлер, это вдохновение, которое сопровождало тебя на
протяжении всей твоей карьеры. Ты часто говоришь, что это автор, который на тебя похож…
Милен Фармер: Похож ли, не знаю, но, во всяком случае, он тот, кто вызывает у меня
эмоции, у кого я очень многое могу почерпнуть, как и многие из нас. В любом случае, он тот,
кто занимает важное место в моей жизни.
Лионель Виржиль: С «Цветами зла» приключилась невероятная история, потому что это
было некоторое неповиновение со стороны Шарля Бодлера. Он был осуждён при Наполеоне
III и написал письмо императрице… И пришлось ждать до 1946 года, потому что только в
1946 году состоялся пересмотр приговоров (в 1946 году Учредительное собрание Франции
пересмотрело обвинительный приговор Бодлеру, оправдало его и сняло запрет на
публикацию некоторых стихотворений – прим. перев.). Виктор Гюго написал Бодлеру и
выразил ему свою поддержку. В общем, сильная история.
Милен Фармер: Он отстаивает своё право, ему это было нужно, чтобы жить, чтобы выжить,
главным образом. И эта меланхолия глубоко меня трогает. Как и всё то, что, несомненно,
вызывает у меня расстройство – религия, смерть… Я не специалист в этом, просто я очень
люблю Бодлера.
Лионель Виржиль: Даже если последняя часть сборника «Цветы зла» посвящена смерти,
мне кажется, что это не так уж и плохо. Я тут процитирую немного из концовки «Цветов
зла». «Лишь смерть утешит нас и к жизни вновь пробудит», «Смерть – портик, что ведёт к
неведомому раю» (цитаты из стихотворения Бодлера «Смерть бедняков» - прим. перев.). И
это как раз то, что я ощутил, дойдя до последнего трека в конце альбома Désobéissance.
Милен Фармер: Всегда существует это понятие надежды. Даже если мне порой с трудом
удаётся внедрить это в свою жизнь. Я склонна более трезво смотреть на вещи, а это делать
тяжелее, натыкаешься на острые углы. Однако, да, всегда есть мысль, а почему бы не
поверить в потусторонний мир, поверить в то, что уводит вас за пределы рационального, в
то, что не поддаются вашему пониманию. Мне всегда хочется верить в это, как верят в Деда
Мороза (смеётся).

Au lecteur в эфире

Лионель Виржиль: Милен Фармер и Федер сегодня вечером у нас в гостях на Virgin Radio.
Мы сегодня поставим в эфире ещё много песен с альбома Désobéissance. У меня вопрос к
тебе, Федер. Смог ли твой подход к музыке придать альбому немного хип-хоповой атмосферы?
Во всяком случае немного более урбанистической, чем в предыдущих альбомах Милен Фармер…
Федер: Уффф…
Лионель Виржиль: Ну или хотя бы в некоторых песнях, например. Я думаю о Prière, я
думаю о Get up girl, в которой ты, Милен, определённо говоришь о себе. Ещё есть Histoires
de fesses. И я говорю себе: « А могла бы она зачитать рэп»? Такое в принципе возможно?
Федер: Это важный вопрос (Милен смеётся). Но это также очень хороший вопрос. Полно
моментов, где можно задаться вопросами. В данном случае ты не упомянул название песни,
которой касается этот вопрос. Это Histoires de fesses. Этот трек предусматривался для того,
чтобы использовать в нём рэп. И как раз в делюксовом издании альбома Милен делает нечто
гибридное, близкое к рэпу. И да, мы задавались вопросом относительно этого, но решили,
что не нужно делать песню полностью в таком стиле или пытаться старательно
воспроизвести его технику. Намерения были. Но если там должно было бы быть что-то,
связанное с рэпом, то только то, что Милен считает стоящим и интересно звучащим в
альбоме. И если бы у нас здесь в Histoires de fesses было хоть какое-то сомнение, то его было
бы достаточно. Для Prière и этой, как её…
Лионель Виржиль: Get up girl
Федер: …Get up girl используются инструменты… как сказать… большинство выбранных
инструментов те, которые на самом деле я бы мог выбрать и для хип-хопа, но при всём этом
я всё же остался в стиле, более напоминающим deep, electro. Поскольку считаю, что Милен
это больше подходит. И если завтра музыка будет немного более урбанистической… если
Милен хотела бы сделать что-то немного более урбанистическое, то, думаю, в этом бы мы
хорошо продвинулись.
Лионель Виржиль: И тут мне не терпится задать вопрос Милен: ты могла бы исполнить
рэп?
Милен Фармер: Я отвечу, что моим первым рэпом была Pourvu qu’elles soient douces.
Лионель Виржиль: Да, это верно.
Милен Фармер: Так что эта песня была почти что предвестником. И это без какого-либо
хвастовства. Но я люблю рэп, мне нравится эта манера читать рэп. И сегодня, мне кажется,
это стало уже почти что профессией. Мне нравится техника рэпа, которая невероятна и
которая немыслима для меня, за исключением присущей рэпу музыкальности, что так
удивительна и приятна. Но записать рэповый альбом – нет, конечно. Полагаю, есть те, кто
умеет это делать гораздо лучше меня (смеётся).
Федер: Я скажу ещё одну вещь. В общем, я вернусь к предыдущей теме. В настоящий
момент я работаю с рэперами, и все мне говорят о сотрудничестве, которое было у нас с
Милен. И везде красной нитью проходит одна мысль – в рэпе Милен является для всех
образцом. И в самом деле, такие исполнители, как Médine, которого ты можешь знать, очень
востребованный и к тому же очень хороший текстовик, и я тут могу тебе назвать и других
артистов, для них Милен сегодня, даже Damso как-то сказал, что это была артистка, которую
он очень уважал, так вот она является для них одним из образцов в плане грува, в плане
интенсивности, в ритмике, даже в основной мелодии. Есть кое-что, что сегодня вновь взято
за основу. И вот почему это так здорово. Я ничему не удивлюсь. Возможно, я даже
попытаюсь заставить Милен (все смеются) немножко продвинуться в этом по мере моих
возможностей. Сегодня мы видим, как взаимосвязаны рэп и хип-хоп, и какую силу они
набирают. И я испытываю гордость оттого, что знаю, что за этим в некоторой степени стоит
и Милен.

Ведущий презентует новую песню Федера
В эфире Feder feat Bryce Vine & Dan Caplen – Control

Лионель Виржиль: Как у тебя сейчас идут дела, когда ты работаешь с Милен Фармер?
Появилось больше возможностей?
Федер: Да-да, появляется много новых возможностей. Я действовал за пределами
привычной для меня темы в плане композитора и продюсера в том смысле, что погружаюсь в
другие музыкальные вселенные, отличные от моей собственной. И уже от этого я испытываю
приятные ощущения. Знаешь, выпускать синглы и EP (формат extended play, что-то типа
мини альбома или макси сингла с ремиксами – прим. перев) с моей стороны это очень
трудно, потому что ты получаешь своё, когда тебе везёт и ты что-то выпускаешь. У тебя нет
другой возможности реализоваться, кроме как в синглах. Со своей стороны я решил не
делать свой собственный альбом. И поэтому, когда я предлагаю себя в качестве композитора
чужого альбома, то для меня это как глоток свежего воздуха. Знаешь, это возможность
погрузиться в другую музыкальную вселенную, предложить что-то иное, что есть у меня в
голове и чем я не могу воспользоваться сам. Так что я очень горжусь и очень польщён тем,
что Милен согласилась работать со мной. Поскольку тут она позволила мне дышать полной
грудью.
Лионель Виржиль: Мы перейдём к песне с LP N’oublie pas, а до этого послушаем саму LP,
поскольку она приходила к нам сюда рассказывать о своём новом альбоме Heart to mouth и
также о вашем дуэте. И о тебе, Милен. Слушаем и продолжим сразу после.
LP: Я действительно с ней связана. Она очень классная, как интересный, интеллектуально и
художественно утончённый человек. Так что я наслаждалась её компанией и её талантом.
Это было очень-очень круто. … Когда она мне сказала о ней (о песне N’oublie pas – прим.
перев), у меня до этого была совершенно другая идея для этой песни. Она переписала эту
идею. И это действительно много значило для меня. [Она говорила о какой-то смерти в её
семье], и у меня родители оба умерли. Так что я понимаю, что значит потерять кого-то
близкого тебе. Мы действительно слишком хорошо это поняли. Так что эта песня что-то
значила для нас обеих (фраза в скобках была вырезана для трансляции в передаче с Милен –
прим.перев).
Лионель Виржиль: Она также рассказала нам, как мёрзла на съёмках в Исландии с Лораном
Бутонна (Милен смеётся). Эта встреча с LP является для тебя важной?
Милен Фармер: Да, очень-очень важной. Потому что наш дуэт не был делом случая, по
крайней мере с моей стороны. Мне хотелось встретиться с LP. Кое-кто рассказал мне о ней и
сказал: «Ты должна пойти увидеть её на концерте». Так что я пошла посмотреть на неё в
Париже в очень маленьком зале. И она мне показалась совершенно удивительной,
обладающей невероятным обаянием. Я предложила ей сотрудничество. Изначально я
попросила написать мне одну песню. После этого она мне прислала 2 или 3 песни, я уже не
помню. Я выбрала N’oublie pas, у которой изначально не было названия. И я начала писать
текст полностью на французском. И здесь я прежде всего столкнулась с…как бы это
сказать…с созвучием, с мелодичностью фраз, которая была весьма плавной и наполненной,
так что у неё есть способности и феноменальный вокал. И я сказала себе: «Это странно,
потому что её вокал это нечто не совсем плавное», и еще сказала себе: «Мне бы очень
хотелось спеть с ней дуэтом». Я предложила ей сделать на эту песню дуэт. Текст был заново
написан уже на французском. И то, что она сделала, это переписала его под себя прямо в
студии, в прямом эфире, «live», если можно так выразиться. Она написала всю свою часть на
английском, заменяя, конечно же, французские слова, но, тем не менее, многое заново
придумывая от себя. Она сделала это очень естественно, особо не задумываясь. И потом это
потрясающе, когда она стоит за микрофоном и заполняет всё своим голосом. Это
феноменально. Она мне очень нравится, очень, она обладает невероятной энергией, я считаю
её уникальной в мировом музыкальном пейзаже. Она самобытна, она из тех замечательных
людей, которые редко встречаются, и она обладает большим талантом. Совсем небольшая
песня, которая получилась весьма удачной.
Лионель Виржиль: Мы поставим сейчас эту песню. Она прекрасна…

N’oublie pas в эфире

Ведущий зачитывает отзывы и сообщения слушателей радиостанции из соцсетей и обещает
небольшой сюрприз: Милен и Федера попросят выбрать несколько песен Милен, которые
поставят в эфир в конце передачи.
Лионель Виржиль: До того, как вы создадите свой плей-лист из песен Милен Фармер,
который мы послушаем позже, у меня последний вопрос. Когда слушаешь этот диск,
ощущаешь многие вещи, которые могут привести к таким вот размышлениям:
Первое – ощущается, что одновременно... – поправишь меня, если я ошибаюсь, вы оба
поправите меня, если я ошибаюсь … - кажется, что мы обращены одновременно и к концу и
к началу. Это как конец главы, но конец главы жизни, не знаю, и начало другой истории,
когда происходит что-то новое.
Второе – мы присутствуем при синтезе трёх десятилетий карьеры, где полно маленьких
подмигиваний, как в последней серии телесериала. Например, «10, 11, 12 – pourvu quelles
soient douces» в песне Sentimentale, «ainsi soit-il» в песне «On a besoin d’y croire»,
стихотворение Бодлера, которое отсылает к «Часам» 1988 года.
И третье – размышления об уходящем времени и смерти, которые могли бы означать
желание перемен и желание этим воспользоваться, и, быть может, желание остановиться.
И таким образом, если я сложу первое, второе и третье, это и будет мой вопрос: возможно
ли, что этот альбом последний, или задаёшь ли ты себе вопросы, когда ты остановишься. Как
это происходит? У тебя есть песня, которая называется «Говорить о будущем» (Parler
d’avenir). И если говорить о будущем, то что там дальше у Милен Фармер? Ты об этом уже
думаешь?

Милен Фармер: Тут я могу показаться не очень любезной, но это действительно нечто из
области абсолютно личного, потому что, конечно, я задаю себе все эти вопросы на
протяжении многих лет. Я не уверена, что нашла ответ, так что я оставлю Вас в неведении.
Федер: И не надейся…
Лионель Виржиль: Нет-нет, я не надеялся… Но когда я слушаю альбом, он вызывает
столько воспоминаний, столько…
Милен Фармер: Процесс творения альбома довольно интересный. Это громко сказано, но
тем не менее это творение. Часто мы не размышляем над всем этим, оно само к нам
приходит. В этом альбоме кое-что, несомненно, вернулось бумерангом, но при этом, как
сказать, я не задумывала это специально. Это пришло естественным образом. Это как раз то,
что я всегда нахожу волшебным в этом процессе творения. Конечно, мы размышляем,
конечно, мы думаем, но всё приходит к нам естественным образом.
Parler d’avenir в эфире
Лионель Виржиль: У меня абсолютно невероятный вопрос: почему в альбоме буквы А и N
пишутся в перевёрнутом виде?
Милен Фармер: Ну, я вам это не раскрою. Много людей - много идей. Я позволю
пофантазировать Вам на эту тему самостоятельно (улыбается)
Лионель Виржиль: Мы составим плей-лист из песен Милен Фармер, поскольку мы
послушали почти весь новый альбом Désobéissance. Чтобы завершить передачу, мне бы
хотелось в этот вечер, чтобы каждый из вас выбрал по 3 песни. Федер, ты выбираешь 3 песни
Милен, а потом ты, Милен, выбираешь 3 любые песни из всей своей карьеры.
Милен Фармер: Я могу начать, а то потом я забуду…
Лионель Виржиль: Хочешь начать? Давай!
Федер: Ты мне даёшь время пройтись по всей твоей дискографии… (смеётся)

Пока парни наперебой что-то обсуждают, на заднем плане слышен заливистый смех Милен.

Милен Фармер: Это была любезность с моей стороны (смеётся). Я выберу…но тут опять
же, первое, что придёт в голову, без всяких раздумий…
Лионель Виржиль: Давай-давай.
Милен Фармер: …я выберу Désenchantée…
Лионель Виржиль: Désenchantée…
Милен Фармер: Avant que l’ombre и Point de suture
Лионель Виржиль: Point de suture… Федер? Ты там что, в Spotify подсматриваешь?
Федер: Ну, просто столько всего много…
Лионель Виржиль: Да, очень много, но давай так – первое, что пришло на ум, по-быстрому.
Милен Фармер: Я могу ему подсказать…
Лионель Виржиль: Давай.
Федер: Пока Pourvu qu’elles soient douces и всё… Мне бы хотелось выбрать 2 трека, если ты
позволишь, из твоей дискографии. И один, который мы сделали вместе. Ну вот как-то так…
Лионель Виржиль: Давай.
Федер: Ну вот, Pourvu qu’elles soient douces...
Милен Фармер: Я бы назвала California…
Федер: California… Да, я бы выбрал California. Я собирался назвать другую песню, но
California – это очень хорошо. Ииии…(Милен смеётся)… я полагаю та, которая меня больше
всего удивила, и это ты позволила мне её принять и в конце концов очень сильно полюбить –
это Histoires de fesses. Я о ней только что уже говорил, но этот трек удивил меня во всех
аспектах, так что…
Милен Фармер: Взаимно. Это действительно нечто, что мы разделили вместе (смеётся).
Федер: И потом, мне на самом деле очень нравится название. Знаешь, очень нравится.
Потому что, когда я произношу его на радио, получается так классно! Мы могли бы сказать
«Истории чего-то там»…
Милен Фармер: Но мы говорим «Истории ягодиц»! (дословно перевод названия звучит, как
«Истории ягодиц»; на самом деле «Постельные истории» - прим. перев)

В студии слышен дружный смех всех присутствующих.

Федер: В общем да, название мне нравится.
Лионель Виржиль: Я напоминаю даты – 7,8 и, может, уже появились другие даты, на
которые все билеты проданы 11,12 июня, 14, 15, 18, 19 июня. 120 000 билетов проданы за 48
часов. У меня здесь сейчас самая большая французская звезда, к тому же всемирно
известная. Этим вечером мы общались в передаче «Le Lab». Спасибо. (Милен заливается
смехом). Но это правда, правда. Действительно, это было большое удовольствие принимать
вас обоих в «Le Lab»…
Милен Фармер: Спасибо. Спасибо большое.
Лионель Виржиль: …этим вечером на Virgin Radio. И, вспоминая об этом, мы переходим к
вашему плей-листу. Désenchantée, Avant que l’ombre, так?
Милен Фармер: Да.
Лионель Виржиль: Point de suture, Pourvu qu’elles soient douces, California и Histoires de
fesses. Всё это в «Le Lab» и всё это сейчас в спецвыпуске о Милен Фармер c участием Федера
на Virgin Radio.
Милен Фармер: И спасибо Федеру.
Перевод: Tatiana Bobina
Эжен вне форума   Ответить с цитированием
16 благодарности от:
Alexandr (23.03.2019), Catherine De Grasse (23.03.2019), Flay (23.03.2019), GLAZGO (23.03.2019), HAZELSAMARA (23.03.2019), imelka (23.03.2019), Kaleidoscope (24.03.2019), Konstantinopol_2013 (23.03.2019), mademoiselleGautier (23.03.2019), Margarita (23.03.2019), palshindima (23.03.2019), pasha (23.03.2019), Strannikli (23.03.2019), Terra Alto (24.03.2019), Алена (24.03.2019), Сима (23.03.2019)

Старый 23.03.2019, 16:24   #2
Мисс Monkey Me
 
Аватар для mademoiselleGautier
 
Регистрация: 08.07.2009
Сообщений: 7,284
Сказал(а) спасибо: 2,855
Поблагодарили 3,535 раз(а) в 1,362 сообщениях
По умолчанию

А где можно прослушать саму запись интервью?
__________________
7,10,11,13,14,24,25 septembre 2013.
7,8,11,14,15,18 juin 2019. Merci Mylène!
Retrouver Un jour ou l'autre Une étoile...
Aimer.
mademoiselleGautier вне форума   Ответить с цитированием

Старый 23.03.2019, 16:45   #3
Comme j'ai mal
 
Аватар для Denni
 
Регистрация: 18.01.2014
Адрес: От второй звезды направо и прямо до утра
Сообщений: 2,441
Сказал(а) спасибо: 349
Поблагодарили 1,670 раз(а) в 639 сообщениях
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от mademoiselleGautier Посмотреть сообщение
А где можно прослушать саму запись интервью?
https://www.facebook.com/VirginRadio...1380113365855/

Скрытый текст:
Ну неужели так сложно погуглить?
__________________
When I die, bury me upside down, so the world can kiss my ass.
Denni вне форума   Ответить с цитированием
2 благодарности от:
mademoiselleGautier (23.03.2019), palshindima (23.03.2019)

Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2020, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot